Что означает «молиться Святым Духом»?

Священное Писание имеет 3 места, где говорится о молитве Духом:

Что же делать? Стану молиться духом, стану молиться и умом; буду петь духом, буду петь и умом.

(1Кор.14:15)

Всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом, и старайтесь о сем самом со всяким постоянством и молением о всех святых

(Еф.6:18)

А вы, возлюбленные, назидая себя на святейшей вере вашей, молясь Духом Святым,

(Иуд.1:20)

Если посмотреть на контекст 1 Кор. 14, а именно на стихи 14 и 16, то может сложится представление, что молитива Духом есть молитва иным языком, что по убеждению многих, является использованием «молитвенного языка» — дара Святого Духа всем верующим, получившим «крещение Святым Духом со знамением говорения на языках».

Действительно ли это так? Давайте попробуем разобраться вместе:

Во всех трех отрывках Писания мы видим использование форм слова Греческого языка «молиться»  προσεύχομαι  (просефхоме) с соответсвующим предлогом или артиклем:

1 Кор. 14:15:  молиться духом — προσεύξομαι (просефксомэ) τῷ (то) πνεύματι (пневмати)

Еф. 6:18: молитесь …   духом  — προσευχόμενοι (просефхомени) ἐν (эн) πνεύματι  (пневмати)

Иуды 20: молясь Духом Святым — ἐν (эн) Πνεύματι (Пневмати) Ἁγίῳ (Хагио)

В 1 Кор. 14:15 τῷ (то) означает направление действия, которое можно перевести предлогом «к» (Мф. 2:13 – явился (к) Иосифу, «в» (Мф. 3:6 – в Иордане), «для» (Мф. 3:9 – (для) Аврааму); τῷ (то), также, применяется как определенный артикль, указывающий на предмет действия (Мф. 4:23 – в людях, Мф.5:22 – на брата своего, брату своему).

Соответственно, греческая конструкция «молиться в Духе» может иметь несколько переводов, включая «молиться посредством» духа, «молиться с помощью» Духа, «молиться в сфере» Духа, «молиться в связи с» Духом.  «Молиться в Духе» не говорит о словах, которые мы должны говорить, а о том как мы это должны делать. Без сомнения, молитва в Духе это молитва под водительством Духа. Это молитва о том, о чем Дух хочет, чтобы мы молились.  Это молитва, соответствующая Его воле, Его заповедям.

Если предположить, что в 1 Кор 14:15 Павел говорит о молитве языками, и она и есть молитва Духом, то тогда согласно стиху предыдущему за 1 Кор 14:15 человек не знает о чем он молится, когда это делает на незнакомом языке:

Ибо когда я молюсь на незнакомом языке, то хотя дух мой и молится, но ум мой остается без плода.

1 Кор 14:14

Более того, согласно:

27 Если кто говорит на незнакомом языке, говорите двое, или много трое, и то порознь, а один изъясняй.

28 Если же не будет истолкователя, то молчи в церкви, а говори себе и Богу.

(1Кор.14:27,28)

никто не поймет о чем идет речь если не будет переводчика.

Павел говорит нам в послании Ефесянам:

Всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом, и старайтесь о сем самом со всяким постоянством и молением о всех святых

(Еф.6:18)

Как мы можем молиться «всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом, … со всяким постоянством и молением о всех святых» если никто, включая молящегося не понимает что говорится?

Поэтому, молитва в Духе должна пониматься как молитва в силе Духа, в Его водительстве, в согласии с Его волей, но не как молитва иными языками.

Далее, некоторые считают, что когда верующий молится на неизвестном языке, то это Дух Святой молится через него таким образом. При этом, в подтверждение ими приводится Рим. 8:26:

Также и Дух подкрепляет нас в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными.

(Рим.8:26)

Однако, этот отрывок Писания не говорит о том, что Дух Святой использует наш «молитвенный иной язык» для обращения к Богу по 2 причинам:

  • Если посмотреть на текст внимательно, то видно что это не верующий молится, а сам Дух Святой, т.е. Дух Святой молится без участия верующего;
  • Дух Святой ходатайствует за нас «воздыханиями неизреченными». На Греческом «воздыхания неизреченные» — στεναγμοῖς ἀλαλήτοις (стенагмос алалитис). Стенагмос – стоны, стенания, воздыхания. Алалитис происходит от 2 слов – альфа и лалео. Альфа – первая буква Греческого алфавита, а также приставка в слове, выражающая отрицание. Лалео – глагол «говорить», «изрекать». То есть, совместно – «невыговоренными» или неизреченными. Это означает, что воздыхания неизреченные – то, что не высказывается, не выговаривается речью. Однако, всем абсолютно очевидно, что говорение любыми языками – использование речи.

Соответственно, Рим. 8:26 не указывает на то, что Дух Святой использует нас чтобы посредством нашего «молитвенного языка» молиться через нас и за нас.

Теперь вернемся к 1 Кор 14:14 и посмотрим на это место еще раз:

14 Ибо когда я молюсь на незнакомом языке, то хотя дух мой и молится, но ум мой остается без плода.

Тут четко указывается, что когда человек молится на незнакомом языке, то его дух молится, но ум остается без плода. Что это тогда значит?

Как всегда, чтобы с этим разобраться, нам необходимо хорошо исследовать контекст места Писания.  Даже поверхностный взгляд на контекст 1 Кор 14 показывает, что речь идет о противопоставлении или сравнении дара говорения языками с даром пророчества. Стихи 2-5 четко показывают, что Павел рассматривает пророчество как нечто преимущественное в сравнении с языками. При этом, Павел, также, подчеркивает ценность языков и заявляет, что он говорит ими больше, чем кто-либо другой (стих 18).

Исходя из содержания Деяний гл. 2 мы видим, что апостолы в день Пятидесятницы получили дар говорения иными языками, которые были языками народов, собравшихся в Иерусалим на праздник. При том, в случае Деяний гл. 2 и в 1 Кор. 14 греческое слово глосса означает язык. Павел четко и неоднократно указывает на то, что использование дара говорения на незнакомых языках обязательно в церкви должно сопровождаться переводом или изъяснением (1 Кор. 14:13 и 14:27). Цель была в том, чтобы все собрание в церкви могло понять о чем говорится на незнакомом языке и получить от этого назидание. Но такое понимание входит в конфликт с пониманием тех, кто считает иной язык личным молитвенным языком. По их мнению, согласно 1 Кор. 13:1, «личный молитвенный язык» используется верующими для общения с Богом и он предназначен для их личного назидания согласно 1 Кор. 14:4.

Такое понимание является небиблейским по следующим моментам:

  • Как молитва незнакомым языком может быть «личным молитвенным языком» если говорение на иных языках должно сопровождаться переводом? (1 Кор. 14:13-17);
  • Каким образом говорение на иных языках используется для самоназидания, тогда как Писание говорит, что духовные дары предназначены для назидания церкви? (1 Кор. 12:7);
  • Каким образом дар говорения на иных языках может быть молитвенным языком, если этот дар является знамением для неверующих (1 Кор. 14:22)?;
  • Писание абсолютно четко указывает, что не у всех есть этот дар говорения иными языками (1 Кор. 12:11, 12:28-30). Каким образом тогда этот дар может быть для самоназидания если, согласно Писания, он имеется не у всех? Разве не все мы нуждаемся в назидании?

Более того, согласно контекста 1 Кор 14 мы видим, что Павел не одобряет «самоназидание». Ситуация в коринфской церкви, как раз, требовала его вмешательства из-за неправильного поведения верующих по целому ряду вопросов, в том числе, в отношении говорения языками. Очевидно, Павел пытается показать им неправильность любого эгоистичного поведения, мотивированного гордыней, обличает попытки показать свою духовность перед всеми, свое превосходство. В этой связи, 1 Кор 14:4 можно понимать как сарказм со стороны Павла в отношении коринфян. Очевидно, что те, кто имел дар говорения иными языками не могли себя назидать, т.к. не понимали что они этими языками говорят. Назидание без использования когниктивных функций организма человека не возможно. Павел же им говорит, что они молясь на незнакомом языке они «назидают себя», понимая что, на самом деле, никакого назидания самих себя не происходит. Тут же он говорит им что те, кто пророчествуют назидают церковь, специально противопоставляя бесполезное эгоистичное поведение, от которого нет пользы церкви, поведению, которое помогает другим получить назидание в вере, получить благословение.

Что тогда сказать про тех многих верующих, которые молятся языками и находят это занятие очень назидательным для себя?

  • Мы должны основывать нашу веру и духовную практику на Писании, а не на нашем опыте. Мы должны рассматривать наш опыт или переживания в свете Писания, а не интерпретировать Писание в свете нашего опыта или переживания. Подробнее о том, почему наш опыт не может быть мерилом истинности можно прочитать здесь;
  • Многие культы и лжерелигии наблюдают у своих последователей проявление говорения/молитвы иными языками или иным языком. Очевидно, что это не Дух Святой им дает такие дары. Соответственно, если их говорение происходит не от Святого Духа, то оно либо происходит от них самих, или же от бесов. Именно поэтому, мы должны еще внимательнее проверять то, что с нами происходит в свете того, что говорит нам Писание;
  • Есть исследования, которые показывают, что говорение/молитва на ином языке может быть обучаемым поведением среди верующих. Видя и слыша как другие говорят на ином языке человек может научиться выговаривать подобные слова и произносить звуки, не имея, при этом, настоящего дара. Это может происходить даже на подсознательном уровне;
  • Чувство «самоназидания» является естественным. Человеческое тело производит адреналин и эндорфины когда человек испытывает нечто новое, удивительное, эмоциональное или необъяснимое рациональным мышлением.

Таким образом, обобщая все вышесказанное, можно сделать вывод, что молитва на ином языке не обязательно является молитвой Духом Святым.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.