Святость Божья, Его справедливость и милость

Мы часто используем слово «святой», но редко задумываемся над тем, какой смысл этот термин в себе несёт. Для нас святость, зачастую, – моральная чистота. Однако Писание показывает нам несколько другую картину.

Библия говорит о святости как об отделённости, как об отличии. То, что свято, не просто отделённое, оно еще и другое или отличающееся от всего остального. Когда Священное Писание говорит о святости Божьей, основная направленность этих заявлений – указание на Божественное превосходство, на Его существование вне рамок физического мира, на Его великолепие, на то, что Бог больше и выше всего того, что является творением. Самым простым образом можно определить святое, как нечто отличающееся.

Писание использует слово «святое» или «святой» как прилагательное в отношении множества определений, которых не менее двадцати. Оно применяется не только в отношении самого Бога.

Интересно, что антропологи и социологи в ходе своих исследований пришли к выводу, что у всех людей в мире есть определенное представление о таких понятиях как «святое время» и «святое место».

Уверен, в вашей жизни есть особые места, и каждый год особый день — ваш день рождения, когда вы празднуете момент во времени, имеющий особую важность для вас. В течение года, мы также, празднуем особые дни, которые называем «праздниками». Праздники –дни, отличные от всех остальных в году, т.к. они отделены для особых воспоминаний. Священные места, священное время, священные вещи – часть нашей жизни.

Что же делает некоторые моменты в истории особенными? Что же делает кусочек обычной земли святою? Почему Ной место выхода из своего ковчега отметил особенным образом, построив там жервенник Богу? Почему у нас есть стремление взять что-то обычное и сделать его особенным? Дело тут в значимости, а не во внутренней ценности этих событий или вещей. Святым что-то становится только если Бог к нему прикасается. Когда Тот, кто отличается от нас, обычных людей, прикасается к чему-то ординарному, оно становится неординарным. Когда Бог прикасается к вам, вы становитесь незаурядными. Поэтому, разница между святым и несвятым такая же как разница между обычным и необычным, между земным и небесным.

Наука изучает разные страхи человека, его фобии. Люди, будучи смертными, боятся разных страхов, у них есть фобии. Одна из фобий – ксенофобия.  Ксенофобия — страх или ненависть к кому-либо или чему-либо чужому; восприятие чужого, как опасного и враждебного. У нас есть тенденция бояться людей, обычаи которых отличаются от  наших. И самой высшей формой ксенофобии является наша боязнь Бога, т.к. Он настолько сильно от нас отличается от нас. Он чужой для нас. Он святой, а мы не святые. Мы боимся Бога не тем правильным видом страха, к которому призывает нас Священное Писание. Мы боимся Его как Таинственного Незнакомца, который угрожает нашему спокойствию и безопасности. Встреча с ним может обернуться для нас самой страшной травмой нашей жизни.

В начале 20-ого века жил немецкий теолог Рудольф Отто, который написал небольшую, но важную книгу под названием Das Heilige («Священное. Об иррациональном в идее божественного и его соотношении с рациональным»). Рудольф Отто исследовал разных людей из разных культур, включая и аборигенов и европейцев с целью узнать что они считают святым или священным и потом исследовал нормальные человеческие реакциии на нечто святое или священное. И если бы мы спросили Рудольфа Отто о том, что такое «святое», то он бы ответил нам латинским словосочетанием – Mysterium Tremendum (Мистический ужас). Что он под этим подразумевал? Он заявлял, что наш опыт или переживание святого, в том что это святое – что-то странное и во что невозможно вникнуть. Оно загадочное, в то же время могущественное. И эта устрашающая загадочная сила вызывает в нас чувство страха. Отто пишет:

Чувство это иногда может быть как нежная волна, пропитывающая наш ум спокойствием и глубоким поклонением. Иногда это чувство может переходить в более постоянное отношение нашей души, продолжающееся как нечто вибрирующее и резонирующее вплоть до момента, когда оно увядает, и душа продолжает находится в своем мирском нерелигиозном настроении каждодневного опыта.

У вас так бывает? Каждый из нас, кто верует во Христа, имел эти моменты осознания присутствия Божьего, не так ли? Они не являются частью нашего обычного ежедневного опыта. Даже для самых набожных Христиан ежедневный опыт, в целом, достаточно мирской. Наша душа не наполняется каждую секунду этим чувством присутствия Божьего. При этом, каждый Христианин знает, что это такое, иметь этот драгоценный момент осознания присутствия Божьего. Но этот момент быстро убегает от нас.

Согласно исследованиям Рудольфа Отто, у людей наблюдаются разные ощущения в отношении святого. Есть что-то, что нас привлекает в святости Божьей. Но есть также и что-то, что от нее нас отталкивает, что-то, что в ней пугает. С одной стороны, она очаровывает,  с другой – приводит в ужас. Не кажется ли вам странным, что у нас такое двойное отношение к святому?

Но, то чего мы боимся — главное в характере Божьем. И понять это главное – должно быть для нас приоритетом для изучения.

В Писании, в Мф. 6 мы видим, как Иисус учит учеников молиться. Ученики, видя великую силу, которая действовала через Христа и понимая, что есть некая связь между этой силой и тем, что Иисус пребывал в молитве, подошли к Нему и попросили, чтобы Он научил их молиться. Иисус согласился и сказал, что когда они молятся то должны это делать следующим образом:

9 Молитесь же так: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое;

(Матф.6:9)

Возникает вопрос: что является первым прошением к Богу в данной молитве? Слова «да святится имя Твое» являются частью обращения к Богу или же первой просьбой к Нему?

Если бы оно было частью обращения к Богу, то Иисус бы сказал, что мы должны говорить так: «Отче наш, сущий на небесах! Свято имя Твое;». Но Он так не сказал. В словах Иисуса мы читаем Его мысль: «Когда вы молитесь, первое о чём просите Бога, так это о том, чтобы к Имени Его люди относились как святому». Библия много раз говорит нам, что имя Божье свято.

Теперь представьте ситуацию, что вас избрали в Парламент страны, и перед вами поставили задачу заново написать основные законы страны, но ограничили вас только 10 законами, которы вы должны подготовить. Как много из вас бы создали закон против зависти? Многие ли из вас бы написали закон, предписывающий детям оказывать должное уважение своим родителям? Наверное, большинство бы написало закон, запрещающий убийства и воровство. Но написал бы кто-нибудь закон, о том, что люди не должны напрасно употреблять имя Божье?

Но когда Бог написал «конституцию» для своего народа, Он поставил этот закон среди 10 самых главных! Разве это не удивительно?

Иисус хотел, чтобы мы молились о том, чтобы к Имени Его Отца было отношение как к святому. И потом Его словами были:

да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе;

(Матф.6:10)

То есть, воля Божья — чтобы Его Царствие, Его власть, Его правление как Царя были признаны в этом мире и чтобы люди на этой планете выполняли Его волю так же как и ангелы на небесах это делают. В этом и есть логическая последовательность: я думаю, что Царствие Божье не придет на эту землю и воля Божья не осуществится до тех пор, пока люди Божьи не будут относиться к Его Имени как к священному. Как это может быть, чтобы люди почитали царя, и, при этом, оскверняли Его имя?

Евреи как и Бог понимали, что если у нас бесцеремонное небрежное отношение к имени Божьему, то это больше, чем все наши слова показывает наше настоящее отношение к Богу.

Если вы используете Имя Божье как поговорку и ругательство, то вы – хулите Бога, у вас нет уважения к Его святости. И я призываю вас подумать прежде, чем фривольно произносить это Имя снова, потому что Бог не будет терпеть осквернение своего Имени.

Поэтому Иисус говорил, чтобы мы молились, чтобы к Имени Господа люди относились как к святому, как чему-то отличному от всего остального, как к чему-то особенному, как к чему-то чрезвычайному, как к чему-то превознесённому, потому что Он отличается от нас, Он – особенный, Он – превознесённый над всем и всеми.

Когда к нам звучит призыв Писания быть святыми, оно призывает нас быть другими. Оно призывает нас свидетельствовать миру о том, какой есть Бог, свидетельствовать о втором смысле Его святости – праведности. Когда Бог говорит «Будьте святы, потому что Я – свят», Он имеет в виду, что мы должны жить в этом мире по другим, отличным от мирских, стандартам. Он хочет чтобы мы являли праведность. В этом задача Христиан – отражать и показывать характер Божий этому умирающему миру.

Праведность Божья неотделима от Его справедливости. Праведность имеет отношение к Его характеру, а справедливость — к действиям, которые Он предпринимает исходя из того, Кем является.

Но праведность и святость Божья представляют проблему для неправедных и несвятых людей, живущих в Его присутствии. Все, кто читал Ветхий Завет сталкивался, как им представляется, с очевидной жестокостью Божьих судов, описаных там. И как только так происходят, многие отвергают и Библию и Бога, который в ней описан. Либо же они пытаются смягчить эффект, считая, что Ветхий Завет – мифология. Некоторые даже заявляют, что Бог Ветхого Завета отличается от Бога Нового Завета, потому что Бог Нового Завета есть любовь.

Давайте посмотрим прямо в глаза тому, что говорит Ветхий Завет. Посмотрим на самые трудные его места и постараемся в них разобраться.

  1. Надав и Авиуд, сыны Аарона.

1 Надав и Авиуд, сыны Аароновы, взяли каждый свою кадильницу, и положили в них огня, и вложили в него курений, и принесли пред Господа огонь чуждый, которого Он не велел им;

2 и вышел огонь от Господа и сжег их, и умерли они пред лицем Господним.

3 И сказал Моисей Аарону: вот о чем говорил Господь, когда сказал: в приближающихся ко Мне освящусь и пред всем народом прославлюсь. Аарон молчал.

4 И позвал Моисей Мисаила и Елцафана, сынов Узиила, дяди Ааронова, и сказал им: пойдите, вынесите братьев ваших из святилища за стан.

5 И пошли и вынесли их в хитонах их за стан, как сказал Моисей.

6 Аарону же и Елеазару и Ифамару, сынам его, Моисей сказал: голов ваших не обнажайте и одежд ваших не раздирайте, чтобы вам не умереть и не навести гнева на все общество; но братья ваши, весь дом Израилев, могут плакать о сожженных, которых сожег Господь,

7 и из дверей скинии собрания не выходите, чтобы не умереть вам, ибо на вас елей помазания Господня. И сделали по слову Моисея.

8 И сказал Господь Аарону, говоря:

9 вина и крепких напитков не пей ты и сыны твои с тобою, когда входите в скинию собрания, [или приступаете к жертвеннику,] чтобы не умереть. Это вечное постановление в роды ваши,

10 чтобы вы могли отличать священное от несвященного и нечистое от чистого,

11 и научать сынов Израилевых всем уставам, которые изрек им Господь чрез Моисея.

(Лев.10:1-11)

Надав и Авиуд не были какими-то шаманами или прохиндеями, проникшими в стан израильский, чтобы распространять среди израильтян суеверия народов Ханаана. Они выглядели как праведные, респектабельные люди, благочестивые духовные лидеры. Они были священниками Единого Истинного Бога. Надав был очевидным наследником сана первосвященника и Авиуд был следующий за ним. Они были старшими сыновьями Аарона. Моисей был их дядей. В Исх. 24:9 мы видим как Надав и Авиуд взошли на гору Синай следующими за Моисеем. Их имена – единственные, которые перечислены среди 70 старейшин Израиля, которые взошли на Синай группой вслед за Моисеем. В Числах 11:16-24 они в числе тех, кто был призван для служения духовного руководства над обществом Израильским. Писание не говорит нам о них как о каких-то злых людях или беззаконниках. Напротив. Эти 2 брата вместе с немногими другими удостоились чести подняться на гору Синай и видеть со стороны как Господь Бог говорил с Моисеем (Исх. 24:9-10). При этом, самому израильскому народу было приказано не подходить к горе и не подниматься на неё (Исх. 19:12). Когда Бог говорил с Моисеем на этой горе, было повеление даже если животное приблизится к горе, его надо было побить камнями или убить стрелой (стих 13). С подножья горы, где находились израильтяне был виден дым и молнии. Однако Надав и Авиуд были названы по именам Господом, который пригласил их подняться на гору вместе с 70 старейшинами. Они видели Бога Израилева и ели и пили. (Исх. 24:11)

Другими словами, Надав и Авиуд были ближе к Богу, чем большинство других. Никому, кроме Моисея, не были даны более высокие превилегии. Они производили впечатление благочестивых, заслуживающих доверие духовных лидеров и верных служителей Божьих. Без сомнения, они пользовались уважением всех в Израильском обществе.

Что же произошло? Надав и Авиуд взяли себе в кадильницу огонь из какого-то иного источника, чем тот, что был установлен Богом, вопреки Его постановлению. Поэтому, огонь вышел от Господа и сжег их и они погибли перед Ним.

Если у кого из израильтян были близкие отношения с Богом, то они были у Моисея и Аарона. Нам может показаться, что Бог должен был к их сыновьям относиться как-то по-особенному. Но этого не было.  На одно нарушение перед жертвенником, Он отреагировал быстро и жестко, уничтожив их. При этом, они не приводили к алтарю проституток, или же приносили человеческие жертвы Мелеху. Всё, что они сделали – принесли какой-то «чуждый огонь». Мы не знаем что это был за чуждый огонь. Выглядело так, как будто молодые священники решили проявить какое-то творчество в своем служении перед Богом. Возможно, что-то достойное порицания, но разве они заслужили смерти? Даже без суда и следствия? Немедленной казни на месте?!

Смерть Надава и Авиуда не была несчастным случаем, как это может нам показаться. Она была сверхъестественным судом Божьим, вызванным Его гневом.

Как Аарон отнёсся к происшедшему? Я думаю ему было больно и в нём было негодование. Для него и его семьи это был удар. Он всю свою жизнь посвятил служению Богу. Его сыновья следовали по его пути. Он помнил день, когда их поставили на священство и то чувство гордости за них, которое он испытывал. Это было семейное торжество. И теперь какую благодарность он получил от Бога за свое служение?  Бог казнил его сыновей на месте за то, что казалось малым нарушением правил служения на алтаре. Аарон пришел к Моисею рассказать о том, что произошло, в надежде найти у него какую-то поддержку. Но Моисей ему сказал: «вот о чем говорил Господь, когда сказал: в приближающихся ко Мне освящусь и пред всем народом прославлюсь». (стих 3)

Моисей дал Аарону ответ от Бога. Он напомнил ему о назначении священников и о тех четких обязанностях, которые они должны были выполнять, совершая священнодействие. Не было никакой неясности в тех повелениях, которые они должны были исполнять. В отношении каждения и алтаря Аарону и его сыновьям были даны чёткие повеления и процедуры. Бог сказал:

9 Не приносите на нем никакого иного курения, ни всесожжения, ни приношения хлебного, и возлияния не возливайте на него.

10 И будет совершать Аарон очищение над рогами его однажды в год; кровью очистительной жертвы за грех он будет очищать его однажды в год в роды ваши. Это святыня великая у Господа.

(Исх.30:9,10)

Бог объявил жертвенник  великой святыней. Когда Надав и Авиуд принесли чуждый огонь они действовали с пренебрежением к Богу. Их действия были явным бунтом, недопустимым осквернением священного места. Они совершили грех высокомерия, грех измены по отношению к Богу. Они приблизились к Богу легкомыссленно, неосторожно, своевольно, неправильно, без почтения, которого Он заслуживает. Они не отнеслись к Нему как к Святому и не превознесли Его Имя перед всеми другими. Поэтому, Божий суд был быстр. Его объяснение Моисею было ясным: «в приближающихся ко Мне освящусь и пред всем народом прославлюсь» (Лев. 10:3) И речь тут не шла о каком-то пророчестве. Когда Бог сказал, что Он прославится, Он подразумевал заповедь. Заповедь, которую никто не смеет отменять. И что мы видим в итоге – Аррон молчал (стих 3). Что он ещё мог сделать он в то время? Обсуждение было закончено. Доказательства были налицо и Бог произнес свой вердикт. Сынам Аарона было запрещено приносить чуждый огонь. Они ослушались и Бог совершил своё правосудие над ними. Поэтому Аарон молчал. Он не мог придумать какую-то причину, по которой должно было быть по-другому. Как у грешников в Великий Судный День, уста его хранили молчание.

Это – пример карательного правосудия Божьего, когда Он наказывает виновного. Является ли это наказание жестоким или необычным? Превышает ли оно границы справедливости и переходит ли в несправедливость?

В концепции справедливости есть идея, что наказание должно соответствовать преступлению. Если наказание более суровое, чем преступление, то происходит несправедливость. Библия чётко говорит, что и Надав и Авиуд не могли апелировать к своему невежеству как к причине их греха. Бог дал им чёткие повеления, инструкции. Они знали, что не должны приносить чуждый огонь перед Богом. Но они не ожидали, что их грех такой серьёзный, что Бог казнит их прямо на месте. В этом мы видим пример, который вопиет о чрезвычайно жестоком и необычном наказании за преступление. И он нас шокирует. Как же нам примирить то, чему учит нас книга Бытие о справедливости Божьей и то, что мы видим в данном примере? Бытие говорит, что Судия всей земли не поступит неправосудно. (Быт. 18:25).

Основа понимания Израильтян в том, что Божьи суды всегда праведны. Его справедливость никогда не является пристрастной, прихотливой, тираничной. Богу невозможно быть несправедливым, потому, что Он святой.

Если нам трудно воспринять историю с Надавом и Авиудом, то еще труднее будет воспринять историю с Озой:

2. Оза

1 И советовался Давид с тысяченачальниками, сотниками и со всеми вождями,

2 и сказал [Давид] всему собранию Израильтян: если угодно вам, и если на то будет воля Господа Бога нашего, пошлем повсюду к прочим братьям нашим, по всей земле Израильской, и вместе с ними к священникам и левитам, в города и селения их, чтобы они собрались к нам;

3 и перенесем к себе ковчег Бога нашего, потому что во дни Саула мы не обращались к нему.

4 И сказало все собрание: «да будет так», потому что это дело всему народу казалось справедливым.

5 Так собрал Давид всех Израильтян, от Шихора Египетского до входа в Емаф, чтобы перенести ковчег Божий из Кириаф-Иарима.

6 И пошел Давид и весь Израиль в Кириаф-Иарим, что в Иудее, чтобы перенести оттуда ковчег Бога, Господа, седящего на Херувимах, на котором нарицается имя Его.

7 И повезли ковчег Божий на новой колеснице из дома Авинадава; и Оза и Ахия вели колесницу.

8 Давид же и все Израильтяне играли пред Богом из всей силы, с пением, на цитрах и псалтирях, и тимпанах, и кимвалах и трубах.

9 Когда дошли до гумна Хидона, Оза простер руку свою, чтобы придержать ковчег, ибо волы наклонили его.

10 Но Господь разгневался на Озу, и поразил его за то, что он простер руку свою к ковчегу; и он умер тут же пред лицем Божиим.

11 И опечалился Давид, что Господь поразил Озу. И назвал то место поражением Озы; так называется оно и до сего дня.

12 И устрашился Давид Бога в день тот, и сказал: как я внесу к себе ковчег Божий?

13 И не повез Давид ковчега к себе, в город Давидов, а обратил его к дому Аведдара Гефянина.

14 И оставался ковчег Божий у Аведдара, в доме его, три месяца, и благословил Господь дом Аведдара и все, что у него.

(1Пар.13:1-14)

Когда Давид воцарился над Израилем, он решил перенести священный Ковчег Завета и поставить его на достойное центральное место. Ковчег был ранее захвачен филистимлянами. И когда это случилось, то среди израильтян было мнение, что слава Господня оставила их. Когда Ковчег был захвачен, то великое сокровище Израиля было помещено в храме Дагона. Когда Ковчег был возвращен, через некоторое время Давид решил его восстановить на должное место –

3 И перенесем к себе ковчег Бога нашего, потому что во дни Саула мы не обращались к нему.»

4 И сказало все собрание: «да будет так», потому что это дело всему народу казалось справедливым.

(1Пар.13:3-4)

Ковчег Завета был неким символом сплочения для Израиля, к которому так стремился Давид. Он был священным троном Божьим, созданным и украшенным по Его личному дизайну. Он должен был находиться во Святое Святых. Из себя он представлял сундук из дерева акации, обложенный золотом снутри и снаружи. К его основанию были прикреплены 4 золотых кольца, через которые продевались шесты, также сделанные из дерева акации и отделанные золотом. Ковчег закрывался золотой крышкой, на которой были помещены 2 золотых херувима, с распростертыми крыльями, расположенных лицами друг ко другу.

Ковчег взялись перевозить из дома Авинадава на повозке, которую вели Оза и Ахия. Давид же и все израильтяне праздновали изо всех сил перед Богом, воспевая и играя на музыкальных инструментах.

Когда повозка дошла до гумна Хидона, Оза протянул руку, чтобы придержать Ковчег от падения, т.к. она накренилась из-за волов. Гнев Господа точас  поразил Озу, потому что он прикоснулся к Ковчегу рукой и он умер на месте.

И тогда Давид опечалился, что Господь поразил Озу. Слово «опечалился» на языке оригинала – происходит от глагола חָרָה (хара), который лучше переводится как «воспылать гневом». То есть, Давид разгневался. Даже больше, чем в предыдущем примере с Надавом и Авиудом, случай с Озой вызывает протест у тех, кого научили, что Бог есть любовь и милосердие. Библия говорит о том, что Бог долготерпит и не спешит гневаться. Но для Его гнева не потребовалось много времени проявиться в отношении Озы. Как только тот коснулся ковчега, Бог отреагировал взрывом ярости. Опять же, есть те, которые пытаются найти естественное объяснение случившемуся. Дескать, у Озы было особое чувство уважение к ковчегу и когда он к нему прикоснулся, он так испугался, что от страха у него случился сердечный приступ, что и привело к его смерти. Но такое объяснение снимает с Бога ответственность за произшедшее. Люди прибегают к такому объяснению не только потому, что в нашей культуре наблюдается устойчивая аллергия ко всему сверхъестественному, но и потому что эта история бросает вызов нашему чувству справедливости. Посмотрим снова, что же случилось:

Ковчег перевозят повозкой в Иерусалим. Праздничный день для всего Израиля. Слава Божья возвращается в Святой Город. Улицы заполнены людьми. Идет, можно сказать, «гала-парад», играют многочисленные музыкальные инструменты. Люди танцуют на улицах. Вдруг, волы, запряженные в повозку спотыкаются и она угрожающе накренивается. Ковчег соскальзывает к краю и собирается упасть на землю и попасть в грязь. Было невообразимо, чтобы столь ценный предмет попал в грязь и был осквернен таким образом! Реакция Озии была инстинктивной. Он сделал то, что сделал бы любой набожный еврей, чтобы не дать Ковчегу упасть в грязь. Он вытянул свою руку и придержал его, сохранив от падения. Это не было каким-то злым умыслом против Бога. Это было на уровне рефлексов. С нашей точки зрения это – героизм. Мы думаем, что Оза должен был в тот момент услышать с небес голос Божий, говорящий к нему: «Спасибо, Оза». Но Бог поступил иначе.

Вместо благодарности, Он убил Озу. Прямо на месте! Еще одна казнь без суда и следствия…

В чем был грех Озы? Чтобы ответить на этот вопрос надо посмотреть на еврейскую историю на период когда формировалось священство и Бог дал им особые повеления. Чтобы быть священником в Израиле, человек должен был быть из колена Левиина. Все священники были левитами, но не все левиты были священниками. Особая семья левитов – сына Каафа. Они были отделены Богом для особого служения. Они были обучены носить Святое Святых в скинии собрания (Числа 4:4).

Важно помнить, что скиния собрания была перевозимым шатром. Когда стан израильтян передвигался, они везли с собой скинию собрания. И перед тем как её транспортировать, нужно было сначала убрать и упаковать все её священные сосуды. И мы читаем:

Когда, при отправлении в путь стана, Аарон и сыны его покроют всё святилище и все вещи святилища, тогда сыны Каафа подойдут, чтобы нести; но не должны они касаться святилища, чтобы не умереть. Сии части скинии собрания должны носить сыны Каафовы.

(Чис.4:15)

Чтобы усилить это повеление Бог дает дополнительные:

17 И сказал Господь Моисею и Аарону, говоря:

18 не погубите колена племен Каафовых из среды левитов,

19 но вот что сделайте им, чтобы они были живы и не умерли, когда приступают к Святому Святых: Аарон и сыны его пусть придут и поставят их каждого в служении его и у ноши его;

20 но сами они не должны подходить смотреть святыню, когда покрывают ее, чтобы не умереть.

(Чис.4:17-20)

Оза, скорее всего, был из рода Каафова. Он чётко знал свои обязанности. Он был обучен своему служению. Он понимал, что прикосновение к Ковчегу Завета влечёт смерть. Никто из рода Каафова, ни при каких обстоятельствах никогда не должен был прикасаться к Ковчегу. Никакая чрезвычайная ситуация не являлась основанием для нарушения этого повеления. Сама замысловатая конструкция Ковчега с кольцами и шестами показывала, что к нему никто не должен был прикасаться. Те, кому была поручена транспортировка Ковчега только могли касаться к шестам, на которых он переносился. И сыны Каафова должны были переносить Ковчег с места на место на этих шестах. Он не предназначался для транспортировки посредством повозки, запряженной волами. Тогда мы должны задать вопрос: что вообще делал Ковчег на этой повозке?  Бог строго настрого дал указания в отношение священных принадлежностей скинии собрания. Сыны Каафовы даже не должны были смотреть на Ковчег. Это тоже было преступление, караемое смертью. Бог постановил, что если кто из них даже на мгновение будет смотреть на Ковчег в Святая Святых, то он должен умереть. Не только Озе не положено было прикасаться к Ковчегу, он даже на него не имел права смотреть! Но он, всё равно, к Ковчегу прикоснулся. Он протянул свою руку и положил её на Ковчег, поправив его на повозке. Действие святого героизма? НЕТ! Это было действие высокомерия, грех самонадеянности. Оза предположил, что его рука менее грязная, чем земной грунт. Но не земля или грязь могла осквернить Ковчег, а прикосновение человека. Земля – послушное создание. Она делает то, что Бог ей положил делать. Она приносит урожай в сезон. Она становится грязью, когда смешивается с водой, как Бог и предназначил ей. Но земля не совершает преступление предательства против Бога. Нет ничего скверного в ней.

Бог не хотел, чтобы к Его святому трону прикасалось то, что загрязненно злом, то что находится в бунте против Него, то что привело все творение к состоянию, в котором оно стенает ожидая дня своего искупления, — человек. Именно его прикосновение было запрещено. Оза не был невинным. Его не судили без предупреждения. Он не был наказан за то, что ненарушил закон. Небыло никакой причуды в суде Божьем в отношении него. Но что-то было необычное. Внезапность казни и её финальность застает нас врасплох, шокирует и даже обижает.

Но есть причина, по которой мы обижаемся, даже возмущаемся этой истрией с Озой и историей с Надавом и Авиудом. Мы не можем всё это переварить потому, что мы не понимаем 4 фундаментальных библейских концепции:

  1. Святости,
  2. Правосудия,
  3. Греха,
  4. Благодати.

Мы не понимаем, что значит быть Святым. Мы не понимаем что есть справедливость или правосудие. Мы не понимаем что есть грех. Мы не понимаем что есть благодать. Пример с Озией – пример Божественной справедливости, а не пример Божественной милости. Мы не сможем начать понимать Божественную милость пока не начнем понимать Божественную справедливость.

Когда Библия говорит о Божей справедливости, она обычно её связывает с Божьей праведностью. Божья справедливость осуществляется в соответствии с Его праведностью. Нет такого понятия как «справедливость в соответствии с неправедностью». Нет никакой злобы в правосудии Божьем. Его правосудие – всегда выражение Его святого характера.

Слово «справедливость» или «суды» в Библии означают соблюдение правил или норм. Бог действует по правилам. Высшая норма справедливости Божьей есть Его святой характер. Его праведность имеет 2 черты: внутреннюю праведность и внешнюю праведность. То, что делает Бог всегда соответствует тому, кто Он есть. Он всегда действует в соответствии со своим святым характером. Божья внутренняя праведность — моральное превосходство Его характера. Оно укоренено в Его абсолютной чистоте. В Нем нет даже тени перемены. Будучи Богом святым, Он полностью неспособен совершить несвятой поступок. Только несвятые существа могут совершить несправедливые или неправедные поступки. У Бога же постоянство, «прямота». Его «прямота» наблюдается в Его внешнем поведении, Его внешней праведности. В течение всей вечности Бог никогда не сделал ничего нечестного. При этом, Он убил Надава и Авиуда. Он убил Озу. В Новом Завете Он убил Ананию и Сапфиру. И это были праведные суды Божьи.

Библия четко учит, что Бог есть Верховный Судья всей вселенной. Вопрос, который мы задаем, когда читаем историю про Озу: Бог вообще достаточно компетентен, чтобы выполнять свою работу? Чтобы быть Верховным Судьей над вселенной, Он должен быть справедливым. Если Верховный Судья несправедлив, то тогда у нас нет никакой надежды на победу справедливости! Мы знаем, что земные судьи корумпированы. Они берут взятки, извращают правосудие. Они поступают из своего невежства. Они ошибаются.

Но не так у Бога. Он не корумпирован вообще. Никто Его не подкупит. Он не окажет лицеприятие. У Него нет фаворитизма (Деян. 10:34). Он никогда не действует в невежестве. Он не делает ошибок. Он безупречен во всём и никто, никогда, не сможет справедливо уличить Его в некомпетентности!

Вспоминим пример Авраама, как он говорил с Богом, когда тот объявил о том, что собирается уничтожить Содом и Гомору вместе со всеми его жителями – с взрослыми мужчинами, женщинами и детьми. Аврааму это было как-то не по себе, т.к. он не мог понять как может пострадать невинный с виновным. Поэтому, он стал задавать Богу вопросы. Авраам боялся, что суд будет без разбору. И что мы видим в Быт. 18:23-25? Судия всей земли поступит ли неправосудно? Авраам полагал, что убить праведного вместе с нечестивым было невозможным для Бога. Потому что если бы Бог так поступил, то Он бы был несвятым или прекратил бы быть Богом.  И Бог подтвердил Аврааму, что не поступит несправедливо. И когда Бог осудил Содом и Гоморру, Он обеспечил, чтобы никто из невинных не пострадал. Божье правосудие никогда не отделено от Его праведности. Он никогда не осуждает невинных вместе с виновными. Он никогда не снимает вину с виновного. Он никогда не карает с чрезмерной тяжестью. Он никогда не забывает вознаградить праведного. Его справедливость – совершенная справедливость.

Но Бог не всегда действует только по справедливости. Иногда Он действует в милости. Милость не есть справедливость, но она также и не есть несправедливость. Несправедливость нарушает праведность. Милость проявляет доброту и благодать и не нарушает праведность. Нам может казаться, что мы видим несправедливость в Боге, но это Его милость.

Опять вернемся к ключевому вопросу: как же быть с той очевидной разницей между Новым и Ветхим Заветами? В.З. вроде как более жестокий, чем Н.З.  Но правда в том, что Ветхий Завет – пример удивительной благодати! Именно так. Как это может быть? Давайте посмотрим. Для этого вернемся в самое начало, к правилам, по которым была сотворена эта вселенная. Какое было предусмотрено наказание за грех при сотворении мира? «душа согрешающая, та умрет» (Иез. 18:4) При сотворении мира грех уже считался заслуживающим смерти. С момента сотворения мира Бог не обязан нам давать дар жизни. Он нам ничего не должен. Дар жизни приходит по Его благодати и находится под контролем Его Божественной власти. Задача, которая была дана человечеству при сотворении – свидетельствовать о святости Божьей, быть теми, кто носит Его образ. Мы созданы чтобы отражать святость Божью, быть Его послами в этом мире.

Бог сказал Адаму и Еве, что если они согрешат, они умрут. То есть, грех приводит к потере дара жизни. Право на жизнь утрачивается посредством греха. Как только люди грешат, они утрачивают право жить. Но, теперь, большой вопрос: «когда должно было осуществиться наказание за грех?». Разве, при сотворении мира Бог сказал: «если вы согрешите, то когда-нибудь умрете»? НЕТ! Бог сказал ясно: «а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь. (Быт.2:17)

И тут речь не просто о смерти идет, а о быстрой смерти. Смерти в тот самый день согрешения, как в случае с Надавом и Авиудом, к в случае с Озой, к в случае с Ананией и Сапфирой.  Многие пытаются толковать это место о смерти как о духовной, таким образом смягчая значение слов Божьих. Но текст это не говорит. Смертельное наказание, о котором предупредил Бог была реальная смерть в полном смысле этого слова. Конечно, и Адам и Ева испытали духовную смерть в тот самый день, но Бог дал им милость в плане полной меры наказания. Полное правосудие Божье было отложено до момента выполнения благодатью её действия. Здесь отсрочка по исполнению правосудия была не отказом от него, а актом милости и благодати. Тем не менее, наказание смертью осуществляется и по сей день. Все люди умирают. И мы все с вами умрем потому что мы все несём это наказание за грех. Вы думаете, самым великим убийцей в мире был Адольф Гитлер? Ошибаетесь. Самый великий убийца людей – сама природа. Мы все сидим на скамье осужденных, ожидая исполнения смертельного приговора. И все мы будем жертвами этого убийцы, который действует не самостоятельно, а по установлению Божьему. Природа – мститель святого Бога.

Было ли несправедливым со стороны Бога сказать Адаму и Еве, что они умрут, когда согрешат? Подумайте. Было ли это злым действием со стороны Бога установить смерть как наказание за грех? Если вы хотите ответить «да», то будьте осторожны. Если вы говорите «да», то это есть проявление вашей падшей природы, которая и приговорила вас к смерти. Если вы говорите «да», то вы клевещите на характер Божий. Если вы говорите «да», то вы унижаете Его святость. Если вы говорите «да», то атакуете праведного Судью всей земли. Если вы говорите «да», то это значит, что вы так и не уяснили смысл понятия «грех». Мы не должны говорить «да». Мы должны сказать «нет» и сделать это с убеждением.

Является ли смерть несправедливым наказанием за грех? Ни в коем случае. Помните, что Бог нас создал добровольно. Он дам нам самую высокую привелегию – быть теми, кто носит Его образ. Он сделал нас немного ниже, чем ангелы. Он дал нам владычество над всей землею. Мы не черепахи, не гусеницы, ни рыбы. Мы – люди. Мы — носители образа святого и великого Царя всей вселенной!

Но мы не использовали дар жизни для цели, которую предусмотрел для него Бог. Жизнь на нашей планете – арена, на которой мы ежедневно и ежечасно осуществляем наше дело измены Богу, измены в космических масштабах. Наше преступление намного более серьёзное, намного более деструктивное чем те, которые когда-либо совершали предатели. Сам грех есть измена. Измена против совершенного Повелителя. Это – действией высшей неблагодарности против Того, кому мы обязаны нашей самой жизнью. Вы когда-нибудь задумывались над последствиями даже самого малейшего нашего греха? Что мы говорим нашему Создателю когда мы непослушны Ему? Мы говорим «нет» праведности Божьей. Мы говорим: «Бог, твой закон не есть благой. Мое суждение лучше Твоего. Твоя власть на меня не распространяется. Я вне Твоей юрисдикции. У меня есть право делать то, что я хочу, а не то, что Ты мне приказываешь делать».

Наш самый малейший грех – акт неповиновения вселенской власти. Это бунт, в котором мы ставим себя в опозицию Тому, кому мы всем обязаны. Это – оскорбление Его святости. Мы становимся лжесвидетелями против Бога. Когда мы грешим против Него, мы говорим всему творению: «Вот такой есть Бог. Вот так себя ведет Он. Посмотрите в зеркало – в нас самих. Вы увидите Его настоящий характер». Мы этим говорим миру, что Бог – жадный, что Он – беспощадный, что Он – убийца, вор, клеветник, блудник. Мы говорим, что Он – есть всё то, что мы делаем. Когда люди собираются вместе, объединяются в своем грехе, то это – заговор. Они заявляют Богу, что Он не будет править над ними. Как писал псалмопевец:

1 Зачем мятутся народы, и племена замышляют тщетное?

2 Восстают цари земли, и князья совещаются вместе против Господа и против Помазанника Его.

3 «Расторгнем узы их, и свергнем с себя оковы их».

(Пс.2:1-3)

Когда мы грешим, мы не только совершаем бунт и предательство против Бога, но мы также применяем насилие друг по отношению к другу. И в этом нет ничего абстрактного. Посредством моего греха я причиняю ущерб другим людям. Я причиняю им раны, разворовываю их имущество, уничтожаю их репутацию, обкрадываю их в плане качества их жизни, я разбиваю их мечты, стремления, счастье. Когда я бесчестю Бога, я бесчестю всех людей, которые носят Его образ. Один теолог писал о судах Божьих, о которых говорится в В.З., что он был более всего удивлен загадкой греха не в том, что грешник заслуживает смерти, а в том, что он зачастую продолжает жить и существовать после совершения греха. Этот теолог задал правильный вопрос: дело не в том, почему Бог наказывает грех, а в том, почему Он позволяет человеку продолжать бунтовать против Него? Какой Монарх, Правитель, Царь, будет показывать такое великое терпение в отношении постоянно бунтующего народа, принадлежащего ему? И что мы видим – Бог долготерпелив, многомилостив, нетороплив на гнев. Он настолько нетороплив в Своем гневе, что когда этот гнев проявляется мы все удивляемся этому и на это обижаемся. Мы забываем, что Божье терпение призвано нас привести к покаянию, дать нам время для искупления. Мы не пользуемся Его терпением, чтобы прийти к Нему в смирении чтобы получить прощение, мы используем эту благодать как возможность укрепиться в нашем грехе. Мы обманываем себя либо тем, что думаем, что Богу до нет дела до нашего греха, либо тем, что у него Нет силы нас наказать. Высшее безумие наше в том, что мы думаем, что нам наш бунт против Него сойдет с рук!

Вот поэтому, Ветхий Завет показывает не жестокость Божью, а Его экстримальное терпение. Ветхий Завет повествует о жестоковыйном народе, который постоянно бунтует против святого Бога. Они оказались рабами в далекой стране. Но они воззопили к Нему и Он услышал. Вывел их из этой страны. Разверз Красное Море, по дну которого они прошли, чтобы вывести их из рабства. А они ответили Ему тем, что поклонялись золотому тельцу. В Ветхом Завете описан период длиной сотни лет. И в течение этого периода Бог снова и снова показывал свою милость. Когда Его суд произошел над Надавом или Озой, ответом был шок у людей и негодование. Мы привыкли, что Бог оказывает милость. И следующим шагом мы начинаем её требовать. Но мы забываем, что Бог нам не должен ничего. Мы Ему всем обязаны. Мы быстро забыли, что с нашим первым грехом мы утратили право на жизнь. То что мы ещё живы этим утром – проявление Божественной милости. Бог мне ничего не должен. Я ему всем должен.

Одна из наших проблем, что мы путаем справедливость и милость. Мы часто виним Бога за несправедливость, которая происходит в этом мире против нас самих и в нашей душе есть огорчение, что Бог не был справедлив к нам. Даже если мы знаем, что Он благий, нам кажется, что Он не достаточно был благ к нам. Мы думаем, что мы заслуживаем большей благодати, чем Он нам даёт. Только вдумайтесь! Мы думаем, что заслуживаем большей благодати, чем получаем. Знаете в чем проблема такого мышления? В том, что невозможно никому, никогда и нигде заслужить благодать. Благодать по своему определению есть незаслуженная вещь. Заслужить можно только что-то по справедливости. Бог никогда не обязан к нам быть милостивым. Милость и благодать добровольны. Бог никогда «не должен» нам свою благодать. Поэтому Он нам напоминает:

кого помиловать — помилую, кого пожалеть — пожалею

(Исх. 33:19)

Это – Его Божественная прерогатива. Он решает, а не мы.  Представим, что 10 человек согрешат. Представим, что пять из них Бог накажет и пять помилует. Будет ли это несправедливым? Нет! В этой ситуации пять получают по справедливости и пять получают по Его милости. Но никто не получает несправедливость. Мы обычно думаем: если Бог милостив к пяти первым, то должен быть милостив и к пяти вторым. Почему? Он никогда не обязан быть милостивым. Если он милостив к 9 из 10, то десятый не может заявлять, что он стал жертвой несправедливости. Бог никогда не должен никому свою милость. Бог не обязан ко всем относиться одинаково. Если бы Он был к нам несправедлив, то у нас была бы причина жаловаться. Но из-за того, что Он милостив к моему соседу, это не дает мне право требовать Его милости по отношению ко мне.

От Бога я получу либо справедливость либо милость. Я никогда не получу от Него несправедливость. Если мы будем просить у него справедливость в отношении нас самих, Он нам может её дать, но нам это не понравится.

Поэтому, наша путаница по поводу справедливости и милости и вызывает у нас ужас, когда мы читаем истории Надава, Авиуда и Озы. Когда Божья справедливость происходит мы обижаемся, т.к. мы думаем, что Он обязан быть милостив до бесконечности.

Нам лучше понять, что Божья благодать не бесконечна. Бог бесконечен и Он – источник благодати. Он благ. Мы испытываем благодать бесконечного Бога, но Его благодать не бесконечна. Бог устанавливает пределы Его терпению. Он предупреждает нас снова и снова, что в один день Его суд обязательно осуществится.

Так как мы плохо понимаем святость Божью и у нас есть тенденция воспринимать благодать как должное, я думаю, Бог посчитал необходимым напоминать Израилю и через этот народ — нам, что благодать нельзя воспринимать как то, что Он обязан нам оказывать. Поэтому, Он убил Надава и Авиуда. Поэтому Он убил Озу. Поэтому Он приказал уничтожить народы Ханаана. И Он как будто этим нам всем говорит: «Будьте осторожны. Когда вы наслаждаетесь Моей благодатью, не забывайте про Мою справедливость. Не забывайте про серьезность греха. Помните, что Я — Святый Бог».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.